УПК Украины утверждается принцип неприкосновенности права собственности, согласно которому лишение или ограничение права собственности в ходе уголовного производства осуществляется только на основании мотивированного судебного решения, принятого в предусмотренном Кодексом порядке.
Известно, что в ходе проведения такого следственного действия как обыск могут быть изъяты не только те вещи и документы, перечень которых указан в определении суда.
Иное имущество, которое было изъято во время обыска и не указано в определение суда, приобретает статус временного изъятого до момента разрешения вопроса об его аресте или возврате.
В тоже время, определение суда и вовсе может не содержать четко определённого перечня документов, которые планируется отыскать. К примеру, может быть обозначен условный круг юридических или бухгалтерских документов, письменных записей или носителей информации, не содержащий каких-либо конкретных наименований.
Таким образом, следователь получает неограниченную возможность изъять практически любые вещи и документы, которые по его собственному убеждению могут свидетельствовать об обстоятельствах совершения уголовного правонарушения.
По этой причине возникают некоторые трудности с верным определением правового статуса изъятого имущества, что в последствии создает препятствия при его возврате законному владельцу.
На этот счет ЕСПЧ сформулировал четкую позицию о том, что неопределенное формулирование объёма обыска дает следователю широкие полномочия по своему усмотрению решать, какие материалы подлежат изъятию, что приводит к изъятию, кроме документов, имеющих отношение к делу, иных личных вещей. ЕСПЧ также отмечает, что отсутствие указания на конкретную цель обыска является нарушением ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Таким образом, Суд выразил рекомендацию следственным судьям о необходимости отказа в удовлетворении ходатайств об обыске, которые не содержат ведомостей о конкретных вещах, документах (дело «Смирнов против России», «Эрнст и другие против Бельгии»).

Александр Козлов,
управляющий партнер АО «ALGIZ»

Неслучайно, ч. 5 ст. 171 УПК Украины предусматривает обязанность следователя, прокурора в течении 48 часов обратиться с ходатайством к следственному судьи об аресте имущества, изъятого при обыске. Поскольку в противном случае оно подлежит немедленному возврату собственнику.
Тем не менее, наличие в УПК Украины данного требования о подаче ходатайства не гарантирует его выполнение следователем, прокурором. То есть, на практике мы можем столкнуться с ситуацией, когда арест наложен не был, но и имущество собственнику не возвращается.
В подобных случаях необходимо предпринимать все возможные меры для обеспечения выполнения органом досудебного расследования норм действующего законодательства, в частности, направлять ходатайства к следователю, прокурору и обращаться с жалобами на бездействие следователя, прокурора в порядке ст. 303 УПК Украины.
Обязательство вернуть изъятые вещи может возникнуть и в случае отказа следственного судьи в удовлетворении ходатайства об аресте. К тому же, имущество возвращается, если судом не будет постановлено определение в течении 72 часов со дня получения ходатайства следователя, прокурора.
Впрочем, предлагаем обратить внимание на ситуацию, когда следователем, прокурором все же было подано ходатайство об аресте имущества, и которое было удовлетворено.
Итак, ст. 167 УПК Украины устанавливает, что временное изъятие имущества заключается в фактическом лишении лица, которое не обязательно является подозреваемый, возможности владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом.
Задачей ареста имущества является предотвращение возможности его сокрытия, повреждения, порчи, уничтожения, преобразования или отчуждения.
Правом обращения с ходатайством об отмене ареста обладают подозреваемый, обвиняемый или другой владелец имущества, которые не присутствовали при рассмотрении вопроса об аресте, а также если в применении данной меры обеспечения отпала необходимость или арест наложен необоснованно.
Анализируя судебную практику по данной категории дел (отмене ареста имущества) можно прийти к выводу, что результат рассмотрения ходатайства в большей степени носит положительный характер.

Пример этому приведем из практики Приморского районного суда г. Одессы.

На протяжении 2018 года Приморским районным судом г. Одессы было рассмотрено 589 ходатайств об отмене ареста имущества, соответственно с которых 365 были удовлетворены (78%), в удовлетворении 102 было отказано (22%).

За второе полугодие 2018 года в удовлетворении ходатайств об отмене ареста имущества было оказано всего лишь в 24% случаев, соответственно более чем 70% ходатайств было удовлетворено, в частности: судьей Дерусом А.В. в процентном соотношении было удовлетворено 60% рассмотренных им ходатайств; судьей Ивановым В.В. – 70%; судьей Куцаровым В.И. – 89%; судьей Попревичем В.М. – 83%.
Исходя из проанализированных определений суда, одним из наиболее веских оснований для отмены ареста является тот факт, что дальнейший арест может привести к нарушению прав собственника.
Конституция Украины гарантирует, что каждый имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью и никто не может быть противоправно лишен права собственности.
В решение ЕСПЧ от 07.06.2007 г. в деле «Смирнов против Украины» было высказана правовая позиция о том, что при разрешении вопроса о возможности удержания государством вещественных доказательств следует обеспечивать справедливое равновесие между, с одной стороны, общественным интересом и правомерной целью, а с другой – требованием охраны фундаментальных прав лица. Для удержания вещей государством в каждом случае должна существовать значительная причина.
Данная позиция была отражена и в деле «East/West Alliance Limited» против Украины», заявление 19336/04.
Краткое описание по сути: Ирландское предприятие «East/West Alliance Ltd.» (Дублин) с представительством в Украине обратилось в ЕСПЧ с заявлением о нарушении статьи 1 Протокола, а также пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции в связи с многочисленными и разнообразными вмешательствами органов власти в его право собственности на четырнадцать самолетов, что привело к лишению предприятия-заявителя этого имущества.
По результатам рассмотрения данного дела, Суд пришел к выводу о том, что компания-заявитель была лишена своих шести самолетов Ан-28 и восьми самолетов Л-410 абсолютно произвольным образом в нарушение принципа верховенства права.
Кроме того, Суд указал, что это вмешательство не имело кратковременного характера, так как компания-заявитель была лишена доступа к своей собственности в течение более чем десяти лет. В то же время, компания-заявитель прилагала активные усилия в различных административных, налоговых, судебных органах и прокуратуре для возвращения своей собственности, которые оказались напрасными независимо от их правового результата, так как самолеты подвергались значительным повреждениям, или просто пропали без привлечения кого-либо к ответственности.
В решении от 23.01.2014 года ЕСПЧ отмечает, что любое вмешательство государственного органа в право на мирное владение имуществом должно обеспечивать справедливый баланс. Необходимость достижения такого баланса отражена в целом в структуре ст.1 Первого протокола. Необходимого баланса не получится достичь, если на данное лицо будет возложено индивидуальное и чрезмерное бремя (также решение от 23.09.1982 г. в деле «Спорронг и Лоннрот против Швеции» (Sporrong and Lonnroth v. Sweden), пп. 69, 73, Series A № 52)).
Другим словами, должно существовать обоснованное пропорциональное соотношение между средствами, которые применяются, и целью, которую стремятся достичь (решение от 21.02.1986 г. в деле «Джеймс и другие против Соединенного Королевства» (James and Others v. the United Kingdom), п. 50, Series A № 98)).
Если применять данные положения и говорить об имуществе предприятия, то изъятие необходимой для работы техники, ряда документов не только может приостановить законную хозяйственную деятельность на длительное время, но и принести огромные убытки.
Например, в деле №522/17401/17 определением Приморского районного суда г. Одессы от 18.12.2018 года было удовлетворено ходатайство об отмене ареста на том основании, что изъятое во время обыска имущество (системные блоки, мониторы, компьютерные мыши и клавиатуры) связано с осуществлением законной хозяйственной деятельности и никаким образом не может быть связано с предметом уголовного правонарушения.
К схожему выводу суд пришел в деле №522/11248/16-к, отметив, что арест имущества (квартир, размещенных в объекте незавершенного строительства) причиняет излишние ограничения правомерной деятельности заказчика строительства и препятствует выполнению его прямых обязательств.
Также не лишним станет указание на нецелесообразность в продолжении применения данной меры обеспечения уголовного производства. К примеру, доказать необоснованность дальнейшего ареста возможно ссылаясь на то, что имущество находится под арестом более чем достаточное время для проведения осмотра и соответствующих экспертиз.
В данном случае следует вспомнить общие цели и задачи уголовного производства, в соответствии с которыми и был проведен обыск, а после — наложен арест на изъятые документы и имущество.
Статья 234 УПК Украины гласит, что обыск проводится с целью выявления и фиксации сведений об обстоятельствах совершения уголовного преступления отыскания орудие уголовного преступления или имущества, которое было добыто в результате его совершения, а также установления местонахождения разыскиваемых лиц.

Александра Морозова,
помощник адвоката, АО «ALGIZ»

Согласно ст. 170 УПК Украины арест имущества является лишь временным (!) лишением права на распоряжение имуществом. Задачей ареста имущества является предотвращение возможности его сокрытия, повреждения, порчи, уничтожения, преобразования, отчуждения.
По делу №522/734/16-к Приморский районный суд г. Одессы в определении от 07.08.2018 року указал, что «Разом з тим, зазначене майно є арештованим більше двох років …. Наведене свідчить, що на теперішній час потреба у продовженні дії заходу забезпечення кримінального провадження як арешт майна відпала. Крім того, зазначене майно є арештованим достатній проміжок часу для проведення його огляду та відповідних експертиз, якщо такі необхідні».
Аналогичная правовая позиция прослеживается и в деле №522/5458/16-к: «З урахуванням вище наведеного, слідчий суддя приходить до висновку, що було достатньо часу для проведення усіх можливих слідчий дій з технічними паспортами в рамках вказаного кримінального провадження, підозра жодній особі не пред’явлена, за вказаних у клопотанні обставин, подальше застосування заходу забезпечення кримінального провадження у вигляді накладення арешту на ноутбук Lenovo sn: PF02T1AH не є доцільним, а тому обмеження особи володінням своїм майном не є об’єктивно необхідним».
Если говорить о причинах отказа в удовлетворении ходатайства, то наиболее распространёнными являются:
1. Досудебное расследование не завершено, а значит существует риск утраты или изменения вещественных доказательств (определение Приморского районного суда г. Одессы от 19.12.2018 года по делу№522/20633/18, определение Приморского районного суда г. Одессы от 29.08.2018 года по делу №522/14334/18);
2. Ходатайство об отмене ареста не обоснованно (определение Приморского районного суда г. Одессы от 14.12.2018 года по делу № 522/15043/18);
3. Отсутствует доказательства, подтверждающие право собственности на арестованное имущество (определение Приморского районного суда г. Одессы от 03.07.2018 года по делу №522/7018/18).
Другим путем возврата имущества во время досудебного расследования является обжалование определения следственного судьи о наложении ареста в апелляционном порядке.
Апелляционная жалоба может основываться на том, что ходатайство следователя, прокурора об аресте имущества не соответствует требованиям, установленным статьями 170-171 УПК Украины.
К примеру, Апелляционный суд Одесской области по делу № 520/4919/18, 1-кс/520/1494/18 указал, что «слідчий суддя не звернув уваги на те, що в клопотанні слідчого не зазначені підстави та мета для арешту майна, наявність яких передбачена ст.171 ч.2 КПК України, та які підлягають обов’язковому доведенню слідчим, прокурором при судовому розгляді клопотання, та які мають бути перевірені та досліджені слідчим суддею при вирішені питання щодо арешту майна, а лише є посилання на норми закону, які передбачають питання щодо забезпечення кримінального провадження та розгляду питань про накладення арешту».
К сожалению, не являются исключением случаи, когда даже после отмены ареста определением суда, имущество может длительное время неправомерно удерживаться сотрудниками правоохранительных органов.
Но и даже в подобной неблагоприятной ситуации нельзя сказать, что все национальные, и главное – законные, способы защиты прав и законных интересов владельца исчерпаны.
Во-первых, одним из способов является установление процессуального срока для совершения процессуального действия, в данном случае — возврата имущества, в порядке ст. 114 УПК Украины.
Во-вторых, возможным путем восстановления нарушенных прав клиента может стать обращение с дисциплинарной жалобой в Квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров.
В данном случае важно обратить внимание, что наиболее распространённой причиной отказа в открытии дисциплинарного производства является то, что действия, бездействие или решение прокурора не были обжалованы в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством.
То есть, только по завершению рассмотрения жалобы следственным судьей в порядке ст. 303 УПК Украины и установления нарушений прав лица, допущенных прокурором, следует направлять дисциплинарную жалобу в КДКП.
При этом, бездействие прокуроров, которое заключается в невозврате владельцу временно изъятого имущества, зачастую квалифицируется как невыполнение служебных обязанностей (например, Решение КДКП №13дп-18 от 17.01.2018 года, Решение КДКП №73дп-18 от 14.02.2018 года). В тоже время, имеют место случаи, когда такое деяние Комиссия признает совокупностью невыполнения служебных обязанностей, совершения действий, которые порочат звание прокурора, и нарушения этических правил (Решение КДКП №207дп-17 от 06.12.2017 года).
Нарушения того или иного права лица (на свободу, защиту, права собственности и т.д.) в большинстве случаев не несет серьезного взыскания для прокуроров. Например, невозврат временно изъятого имущества, также, как и нарушения порядка уведомления о подозрении, создание препятствий в ознакомлении с материалами дела и т.д., влечет только лишь выговор (Решение КДКП №53дп-18 от 07.02.2018 года).
Иным способом защиты прав владельца имущества является обращение в правоохранительные органы с заявлением о совершении уголовного правонарушения по ч. 2 ст. 382 УК Украины.
Да, согласно ч.2 ст. 382 УК Украины: «Умышленное невыполнение приговора, решения, определения, постановления суда, вступившие в законную силу, или препятствование их исполнению, совершенные должностным лицом, — наказываются штрафом от семисот пятидесяти до одной тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».
Но в данном случае очень вероятно, что придется побороться за непосредственно внесение сведений в ЕРДР, обращаясь в суд с жалобами на бездействие следователя, прокурора в порядке ст. 303 УПК Украины.
Примером может быть определение Приморского районного суда г. Одессы от 17.08.2016 г. по делу №522/14425/16-к, которым должностных лиц Прокуратуры Одесской области было обязано внести в ЕРДР сведения об уголовном правонарушении по факту умышленного невыполнения следователем судебных решений следственного судьи, в соответствии с которыми временно изъятое имущество подлежало немедленному возврату владельцу.
На защиту прав владельца имущества также выступает Гражданский кодекс Украины, который предоставляет возможность обратиться в суд с исковым заявлением о возмещении вреда, причинённого незаконными действиями или бездействием органа досудебного расследования.
Статья 1166 ГК Украины устанавливает, что имущественный вред, причинённый неправомерными решениями, действием или бездействием личным неимущественным правам физического или юридического лица, а также вред, причинённый имуществу физического или юридического лица, возмещается в полном объёме лицом, которое его причинило.
Вред, который был причинён вследствие незаконного наложения ареста на имущество иди других процессуальных действий, которые ограничивают права граждан, возмещается на основании Закона Украины «О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда» и Положения о применении Закона Украины «О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», утвержденного приказом Министерства юстиции Украины, Генеральной прокуратуры Украины и Министерства финансов Украины от 4 марта 1996 года №6/5/3/41.
На сегодняшний день невозможно сказать, что практика по разрешению такой категории дел однозначно сформирована.
К примеру, Решением Червонозаводского районного суда г. Харькова от 22.12.2018 года по делу №646/1591/18 частично удовлетворен иск о взыскании морального вреда, причинённого адвокату вследствие длительного невозврата имущества, изъятого при обыске.
Да, в ходе обыска рабочего места адвоката были изъяты ноутбук, документы о финансово-хозяйственных взаимоотношениях, а также копии правоустанавливающих документов.
Апелляционным судом Харьковской области апелляционная жалоба адвоката об отмене ареста указанного имущества была удовлетворена в полном объёме. Но тем не менее, своевременно адвокату изъятое имущество возвращено не было.
Суд установил, что истец предпринимал дополнительные усилия для защиты своего права, так как он был вынужден обжаловать бездействие органа досудебного расследования в суд и только после того ему было возвращено изъятое имущество. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что размер денежной суммы, которая подлежит взысканию в пользу истца составляет 8000, 00 грн.
Схожее решение вынес Октябрьский районный суд г. Харькова в деле №639/3414/18, установив, что в результате незаконных действий органов прокуратуры, связанных с последствиями уголовного производства, проведением обыска и изъятием денежных средств, с владения, пользования и распоряжения истца выбыли денежные средства в сумме 7485, 00 грн. и 9500, 00 долларов США, которые на момент рассмотрения дела не были возвращены, а значит имеет место нарушение имущественных прав истца.
Аналогичная правовая позиция также содержится в Постановлении Верховного Суда от 06.06.2018 года в деле №686/26129/14-ц и Постановлении Верховного Суда от 28.03.2018 года в деле №522/8741/13-ц.
Подводя итоги, можно сказать, что на практике арест имущества и документов очень часто приводит к грубому нарушению права собственности. В подобных ситуациях следует использовать все способы защиты, предусмотренные законом, так как действующее законодательство Украины все же дает возможность восстановить справедливость и вернуть имущество, изъятое при обыске.
Однако, процесс возврата такого имущества может занять достаточно длительное время, начиная с момента обращения с соответствующим ходатайством и заканчивая фактическим его получением.

Александр Козлов,
управляющий партнер АО «ALGIZ»
Александра Морозова ,
помощник адвоката, АО «ALGIZ»