Задержать подозреваемого без определения суда можно только согласно УПК

Отсутствие предусмотренных УПК оснований для задержания лица является одним из признаков совершения незаконного задержания.

Такой вывод сделала коллегия судей Кассационного уголовного суда ВС в постановлении от 20 февраля 2019 года по делу № 915/237/18.

Первая судебная палата Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда рассмотрела кассационные жалобы прокурора, защитника лица на приговор местного и определение апелляционного судов. В соответствии с приговором, оставленным судом апелляционной инстанции без изменений, лицо было осуждено по ч. 1 ст. 371 УК (заведомо незаконное задержание, привод, домашний арест или содержание под стражей).

В кассационной жалобе прокурор просил об освобождении осужденного от назначенного наказания в связи с окончанием сроков давности привлечения его к уголовной ответственности, защитник требовал отменить обжалуемые судебные решения и закрыть уголовное производство в отношении осужденного в связи с отсутствием состава преступления.

ВС изменил приговор местного и определение апелляционного судов, освободив лицо от наказания в связи с окончанием сроков давности. В остальных частях указанные судебные решения были оставлены без изменения, учитывая следующее.

В постановлении коллегии судей КУС ВС указано, что согласно ст. 208 УПК уполномоченное служебное лицо имеет право без определения следственного судьи, суда задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, только в случаях если:

— это лицо застали во время совершения преступления или покушения на его совершение;

— непосредственно после совершения преступления очевидец, в том числе потерпевший, или совокупность очевидных признаков на теле, одежде или месте события указывают на то, что именно это лицо только что совершило преступление;

— есть основания считать, что возможен побег с целью уклонения от уголовной ответственности лица, подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого коррупционного преступления, отнесенного законом к подследственности НАБУ.

В свою очередь, отсутствие предусмотренных УПК оснований для задержания лица является одним из признаков совершения незаконного задержания.

Как правильно установил местный суд, начальник отделения следственного отдела совершил действия, которые привели к заведомо незаконному задержанию лица: в порядке ст. 40 УПК дал поручение оперативному подразделению УБОП об установлении места нахождения лица, доставке его в служебное помещение УМВД в одной из областей. При этом никаких данных, предусмотренных УПК, для задержания лица не было.

С учетом занимаемой правоохранителем должности, предусматривающей наличие соответствующего образования и опыта работы, нет оснований считать, что, давая указанное поручение, а впоследствии составляя протокол о задержании лица, начальник отделения не осознавал противоправность своих действий, не предусматривал наступление общественно опасных последствий в виде незаконного задержания лица, и что эти действия не были направлены на достижение именно такого результата.

Согласно УПК с момента, когда лицо силой или из-за подчинения приказу вынуждено оставаться рядом с уполномоченным служебным лицом или в помещении, определенном уполномоченным служебным лицом, оно является задержанным. Давая поручение о доставке лица в служебное помещение, начальник отделения не мог не осознавать, что оно может быть выполнено только одним из способов, указанных в упомянутой норме закона, что фактически и произошло впоследствии. Позже в подтверждение этого незаконного задержания правоохранитель составил протокол при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 208 УПК.

Источник ЮРЛИГА