Вывод ВС о признании записи разговора с работником полиции, неоформленной как допрос, недопустимым доказательством вины

Верховный Суд в составе коллегии Кассационного уголовного суда в постановлении от 5 марта 2020 по делу №666/5448/15-к признал недопустимыми доказательствами протоколы о результатах проведения негласных следственных (розыскных) действий и видеозаписи к ним по причине того, что в данном случае фактически имеет место допрос лица, а не вмешательство в частную жизнь.

Как видно из материалов уголовного производства, судом первой инстанции установлено, что на основании постановления следственного судьи в рамках уголовного производства были проведены негласные следственные (розыскные) действия, а именно аудио- и видеоконтроль в отношении подозреваемых, которые содержались в изоляторе временного содержания. По результатам проведения указанных негласных следственных действий были составлены соответствующие протоколы, которые вместе с аудио- и видеозаписями сторона обвинения предоставила суду в качестве доказательства виновности в совершении инкриминируемых им преступлений.

Местный суд, изучив указанные доказательства, пришел к выводу, что предоставленные прокурором протоколы о результатах проведения негласных следственных (розыскных) действий не могут быть признаны допустимыми доказательствами, ссылаясь на то, что в данном конкретном случае, учитывая содержание указанных протоколов, фактически имел место допрос обвиняемых, а не вмешательство в частную жизнь. То есть, имеет место подмена понятий. При этом, по мнению суда, во время указанных следственных действий работник полиции допросил подозреваемых лиц без разъяснения им прав, а также без участия адвоката и составления соответствующего протокола. С выводами местного суда согласился также суд апелляционной инстанции и коллегия Кассационного уголовного суда.

Отмечается, что допрос подозреваемого — это следственное действие, которое производится путем опроса лица, имеющего статус подозреваемого, с целью получения данных об обстоятельствах, которые стали основанием для его задержания или применения меры пресечения, а также для получения другой информации, которая имеет доказательное или иное значение для уголовного производства. Положениями ч. 3 ст. 224 УПК Украины определено, что перед допросом устанавливается личность, разъясняются его права, а также порядок проведения допроса. При этом уголовным процессуальным законом определено, что в ходе допроса подозреваемого в рамках уголовного производства в отношении особо тяжких преступлений присутствие защитника является обязательным.

В свою очередь негласные следственные (розыскные) действия — это разновидность следственных (розыскных) действий, сведения о факте и методах проведения которых не подлежат разглашению, направленные на сбор, проверку или исследования фактических данных в конкретном уголовном производстве, и которые проводятся в случае крайней необходимости, когда сведения о преступлении и лице, которое его совершило, невозможно получить другим способом.

На основании вышеуказанных обстоятельств, и принимая во внимание положения уголовного процессуального законодательства, ВС признал протоколы негласных следственных действий недопустимыми доказательствами в уголовном производстве.

Источник ЮРЛИГА