Процедура осуществления уведомления о подозрении включает составление письменного уведомления о подозрении и его вручение подозреваемому уполномоченным лицом. Когда в совершении преступления подозревается лицо, в отношении которого предусмотрено осуществление особого порядка уголовного производства, письменное уведомление о подозрении такому лицу должно быть вручено непосредственно должностными лицами органов прокуратуры, определенными в пунктах 1 — 4 ч. 1 ст. 481 УПК (Генпрокурор, его заместители и руководители региональной прокуратуры в пределах полномочий). Осуществление этого действия не может быть перепоручено.

Соответствующая правовая позиция изложена в постановлении Верховного Суда в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда от 19 февраля 2019 года по делу № 349/1487/14-к (полный текст судебного решения доступен в системе VERDICTUM). Суд рассмотрел кассационную жалобу прокурора на определение апелляционного суда о закрытии уголовного производства в связи с неустановлением достаточных доказательств для доказывания виновности лица и исчерпанием возможности их получить.

В соответствии с приговором местного суда лицо было осуждено по ч. 3 ст. 368 (принятие предложения, обещания или получение неправомерной выгоды служебным лицом) УК Украины и признано виновным в том, что, работая на должности судьи, будучи служебным лицом, занимающим ответственное положение, действуя вопреки интересам службы, из корыстных побуждений, в течение 2010 — 2011 года получило взятки при содействии рассмотрению гражданского и уголовного дел, находившихся в его производстве.

В кассационной жалобе прокурор ссылался на существенное нарушение требований уголовного процессуального закона и неправильное применение закона об уголовной ответственности, просил отменить определение апелляционного суда и назначить новое рассмотрение в суде апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному заключению о недопустимости доказательств стороны обвинения и их недостаточности для доказывания определенным процессуальным законом способом и вне какого-либо разумного сомнения виновности лица в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 368 УК, а потому правильно отменил обвинительный приговор и закрыл уголовное производство.

Как следует из материалов уголовного производства и не отрицается участниками судебного производства, процессуальные документы, которые стали основанием для проведения негласных следственных (розыскных) действий в отношении лица, стороне защиты в порядке, предусмотренном ст. 290 УПК, на стадии окончания досудебного расследования не открывались. В связи с уничтожением данных документов также не было возможности открыть и исследовать их и в ходе рассмотрения уголовного производства судом. При таких обстоятельствах апелляционный суд правильно указал на недопустимость данных, содержащихся в материалах по результатам проведения негласных следственных (розыскных) действий в отношении лица, в качестве доказательств.

При этом, давая оценку другим материалам уголовного производства, апелляционный суд обоснованно признал их неподтверждающими вне разумного сомнения виновность лица в совершении инкриминируемых ему преступлений, поскольку одних только показаний двух свидетелей, которые утверждали, что передавали деньги как взятку, недостаточно для опровержения доводов стороны защиты о непричастности судьи к совершению преступлений. Другие свидетели непосредственными очевидцами преступлений не были, дали показания с чужих слов или же являются сотрудниками правоохранительных органов, а потому их показания на основании ст. 97 УПК не могут быть признаны допустимыми доказательствами.

Коллегия судей КУС ВС согласилась с заключением суда апелляционной инстанции о нарушении органом досудебного расследования требований уголовного процессуального закона при вручении лицу уведомления о подозрении.

В соответствии с ч. 4 ст. 49 Закона «О судоустройстве и статусе судей», п. 3 ч. 1 ст. 481 УПК уведомление судьи о подозрении осуществляется только Генеральным прокурором или его заместителем. Указанное требование обусловлено особым статусом судей и является гарантией их независимости и иммунитета.

Как следует из материалов уголовного производства, письменное уведомление о подозрении судье хотя и было составлено первым заместителем Генпрокурора, однако вручено лицом, которое по должности не является Генпрокурором или его заместителем, что является существенным нарушением требования процессуального закона в части процедуры привлечения лица к уголовной ответственности.

ВС оставил определение апелляционного суда без изменений.

Источник ЮРЛИГА