Распространение информации о конкретном преступлении лица, которое не фигурирует в уголовных делах, не является оценочным суждением. Соответствующий вывод Верховный Суд сформулировал в постановлении по делу № 484/2781/19-ц от 23 декабря 2020 года.

Суть дела: депутат городского совета просил суд признать недостоверной и порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию, информацию, опубликованную на заседании городской партийной организации председателем фракции, о том, что истец совершил покушение на жизнь ответчика в связи с разоблачением коррупционных деяний истца в СМИ.

Коллегия судей Гражданского суда ВС согласилась с выводами судов предыдущих инстанций о том, что распространенная ответчиком информация о истце не является оценочными суждениями, и удовлетворила исковые требования.

В марте 2019 году в ЕРДР по заявлению ответчика зарегистрировано производство по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК «Угроза убийством». А в апреле этого же года на заседании бюро городской партийной организации рассматривался, в том числе, вопрос действий депутата городского совета, члена бюро — истца. По этому вопросу выступал ответчик, который, среди прочего, озвучил указанные в исковом заявлении обвинения в адрес истца.

Согласно справке Национальной полиции Украины от 22 мая 2019 уголовные производства в отношении истца отсутствуют.

Верховный Суд отметил, что истец должен доказать факт распространения информации ответчиком, а также то, что в результате этого было нарушено его личные неимущественные права.

Решая вопрос о признании распространенной информации недостоверной, суды должны определять характер такой информации и выяснять, является ли она фактическим утверждением или оценочным суждением.

Установив, что высказывания ответчика относительно действий истца являются такими, которые могут быть проверены на предмет их правдивости, поскольку действия, о которых заявляет ответчик, подпадают под признаки уголовно-наказуемого деяния, что в свою очередь исключает отнесение его слов о деятельности истца к оценочным суждениям или критическим замечаниям о его деятельности, суд первой инстанции, с которым согласился апелляционный суд, пришел к правильному выводу об удовлетворении иска.

Ссылка на конкретное физическое лицо в контексте его связи с преступлением, уголовным производством или его расследованием возможно лишь в случае, когда лицо находится в статусе подозреваемого, обвиняемого или подсудимого.

Суд отметил, что утверждения ответчиком сделаны не в рамках уголовного производства, а во время заседания бюро партийной организации. Утверждение депутата — ответчика о совершении преступления другим депутатом — истцом, в частности о покушении на жизнь председателя фракции, были далеки от осторожных.

Учитывая изложенное, при отсутствии обвинительного приговора, вступившего в законную силу в отношении истца, ответчик в ходе заседания бюро распространил в отношении истца информацию, которая нарушает его личное неимущественное право.

Источник ЮРЛИГА